ЧаВоГалереяФорумГлавнаяПользователиРегистрацияПоискВход
Уважаемые посетители! Наш форум закрытSad Но мы готовим новый проект по адресу http://kaliel.forum2x2.ru

Поделиться | 
 

 Тол Мириам

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз 
АвторСообщение
Венедикт Арэ`эр`янн

avatar

С нами больше года!
Пол : Мужчина
Умения: : Ментальная магия -1-й круг Магия земли - 2-ой круг Магия воды - 2 - ой круг, Магия воздуха - 1-й круг Алхимия Ночное зрение не как у чистокровного дроу, но видит хорошо. Регенерация вполовину слабее, чем у чистокровного дроу. Тоже и с физической выносливостью. Слух, гибкость, пластичность и им подобные – немного выше человеческого. Уязвим к магии Света, солнечный свет глаза раздражает, хоть и не лишает зрения. Уязвим к магии и к способностям рас вроде гипноза драконов и Дисциплин вампиров. Уязвим в ближнем бою по причине отсутствия врождённой магической защиты.
Количество сообщений : 622

Репутация : 1

Лист персонажа.
HP:
175/175  (175/175)
MP:
225/225  (225/225)
Опыт:
250/4800  (250/4800)

СообщениеТема: Тол Мириам   Чт 16 Май - 8:59

Названному брату

Великое дело — поклясться словами,
лобзаться устами,
меняться крестами.
Возможно ль рассветом владеть иль закатом,
возможно ли ветер считать своим братом?

Но знали бы вы, что творится со мной!

На шею огня амулет не нацепишь,
с рекой на крови договора не скрепишь,
не в воздухе ищут плечо и опору,
с землей бесполезно вести разговоры.

Но знали бы вы, что творится со мной,
что творится со мной...

Я знаю, что счастье мое неглубоко,
что я одиночка, и что одинока.
И знаки вниманья по пальцам считаю,
и что бы там ни было — все понимаю,

но если б ты знал, что творится со мной,
что творится со мной...

Великое ль дело: швыряться словами,
лизаться устами,
махнуться крестами!
Возможно ли брата содеять братаньем?
Возможно ль любовь сотворить пожеланьем?

Но знали бы вы, что творится со мной,
когда он меня называет сестрой!..

Ближний мой

О ближний мой, дивлюсь твоей душе.
Она такое совместить сумела,
что если б этим наградили тело,
оно давно б разорвалось уже.

Дивлюсь душе твоей!

Земля и Небо в ней слились в одно,
как Мать с Отцом в неистовых объятьях,
как жизнь и смерть, как милость и проклятье,
как сладкий мед и горькое вино.

Дивлюсь душе твоей!

Как ангелов на кончике иглы,
как камень, что Господь поднять не в силах —
чудесно так в себе распределила
душа твоя пороки и дары.

Дивлюсь душе твоей!

Ты в ней такие намешал цвета,
так увлечен их тонкою игрою,
что кажется мне черною дырою
душа твоя, чье имя — пустота.

Дивлюсь душе твоей!

Лунный камень

Камень в моей руке -
следы на морском песке.
Следы на морском песке...
Лунный камень в моей руке...

Матерь его - Луна,
отец его - сатана.
Отец его - сатана...
Лунный камень в моей руке...

Хладны его лучи;
как сердце твое, молчит,
как сердце твое, молчит.
Лунный камень в моей руке...

Белый его огонь
мне льдинкой прожжет ладонь,
мне льдинкой прожжет ладонь.
Лунный камень в моей руке,
лунный камень в моей руке...

© Елена Ханпира

О великой любви

Говорят, сегодня ночью я встала во сне
И стала говорить о великой любви.
А они все пытались уложить меня спать,
А я все говорила о великой любви.

И я пошла на кухню, и мне согрели чай.
Я пила и говорила о великой любви.
Они очень испугались и будили меня,
А я все говорила о великой любви.

Не найдя в них пониманья, я вышла на балкон,
Продолжая говорить о великой любви.
И соседи кричали, что они хотят спать,
А я все говорила о великой любви.

Я сказала, что хотела, сама легла в постель,
Перестала говорить и спала до утра.
А утром оказалось, что никто не разобрал,
Что я говорила о великой любви.

Галахад

Храни, Голубица,
От града посевы,
Девицу --- от гада,
Героя --- от девы.

О всеми ветрами
Колеблемый лотос!
Георгия --- робость,
Георгия --- кротость...

(М. Цветаева, "Георгий")

Прекрасный и грозный,
Как чистая совесть,
Прямой и серьезный ---
Короткая повесть.

Короткая повесть
О подвиге ратном.
Смиренная гордость:
"Увы, мне --- обратно.

Обратно отсюда,
В небесные выси.
Я с вами не буду,
Простите, пустите.

Что сделал, то сделал, ---
Орудие Неба.
Была б Его воля ---
Не надо и хлеба!"

Плащом обмахнувший,
Спустившийся свыше,
Склонившись послушно,
К земле он не ближе.

От лужи кровавой,
От мёртвого гада
Стыдливо отводит
Смущённые взгляды.

Смиренные очи,
Жестокие плети!
О, долу невмочь им!
Горе им смотреть бы!

Уже устремил их
В небесные дали,
Уже он торопит
Коня за Граалем!

Не нужны ему
Возлияния наши:
Он там из другой
Напивается Чаши!

Он неба кусок,
Он отколот на время.
Нога не покинет
Привычное стремя.

Копье, осквернённое
Кровью поганой,
Омоет спаситель
В ручье безымянном.

К столу не присядет,
Доспехов не сымет,
На деву не глянет,
Награды не примет.

Он тянется к небу,
Как лебеди --- к югу.
"Вы радость победы
Делите друг с другом!

На Бога пеняйте
За пыл и отвагу:
Рукой Его пущен
Небесный зигзаг мой!"

Небесная бледность,
Девичий румянец.
Неведома щедрость,
Неведома радость.

Хранится для неба,
Как меч свой --- для ножен.
Один ему ведом
Пароль лишь: --- Я должен!

Он --- призраком бледным,
Бесплотным героем,
И стан его тонок,
И рот --- тетивою.

И хладная светлость,
И нежная кротость.
Высокая честность!
Святая жестокость!

Вассальская преданность

Побывав в моих ленных владениях
Ваша Светлость заметили мне
Что пустует казна,к сожалению
И поэтому дело к войне.

Знайте ж,герцог,вассальскую преданность
Пропадайте и меч мой,и щит,
Я готов стать конем Его Светлости
Если Светлость соблаговолит,
Я готов стать конем Его Светлости
Если зад ваш в седле усидит.

А на днях намекнуть мне изволили
Что и в сельском хозяйстве изъян
Предложив подарить добровольно вам
Две деревни отборных крестьян.

Беспредельная благонамеренность
В моем сердце бессрочно живет
Я готов стать рабом Его Светлости
Ибо вряд ли других он найдет,
Я готов стать рабом Его Светлости
Хотя лучше бы наоборот.

Но вершиною герцогской милости
Стал последний высокий указ
Поле льна пролегало поблизости...
Слишком близко,мой герцог,от Вас!

Усомниться грешно в моей верности
Сюзерена я нежно люблю,
Я готов стать шарфом Его Светлости
Если кто-то затянет петлю,
Я готов стать шарфом Его Светлости
А как стану шарфом - удавлю!

Офелия

Опасайся солнца, Офелия,
даже если солнце - твой принц.
Сохрани свою кожу белою
как угодно, хоть падая ниц.

Светлый лик его столько благ сулит!
Не польстись на его тепло:
не заметишь, как мудрость смуглая
ляжет копотью на чело,
копотью на чело.

Схоронись от него под сводами,
под покровом семи покрывал.
Стены вдребезги, ткани сорваны -
так приюта ищи у скал,
приюта ищи у скал!

Если скалы - и те солнцу выдадут,
бросься в воду, в конце концов!
И в тени проплывая под ивами,
от него отврати лицо,
от него отврати лицо,
отврати лицо.

Опасайся солнца, Офелия.

Корова

Испанская песенка XIII в.

Вышла, вышла наша попастись корова
на лужок весенний, на лужок зеленый.

О святая дева, о христова матерь,
упаси корову от лесного татя!

Ходит она ходит средь кустов ракиты,
а в кустах ракиты волк сидит сердитый.

О святая дева, о христова матерь,
упаси корову от лесного татя!

Точит, точит волк клыки и скалит зубы,
слопать хочет нашу бедную голубу.

О святая дева, о христова матерь,
упаси корову от лесного татя!

Боже, боже правый, к нам не будь суровым,
заступись на нашу бедную корову.

О святая дева, о христова матерь,
упаси корову от лесного татя!

Пусть корову нашу от волчьего зева
упасет заступница Святая Дева.

О святая дева, о христова матерь,
упаси корову от лесного татя!

Siuil a run

Я слишком счастлива была
и гнев небесный навлекла.
Какую жертву принести,
чтоб от божьего гнева спастись?

Слушай, слушай, стар и юн!
Слушай голос мудрых рун!
Слушай правду древних слов!
Дара нет тяжелей, чем любовь.

Окрашу юбки в красный цвет.
Отрезав косу, дам обет
не молвить вслух ни "да", ни "нет" -
только б Боги мне дали ответ!

Коль неугоден дар богам,
я снасть рыбацкую продам.
На хлеб ржаной и меч стальной
променяю я дом свой родной.

Коль не смирится гнев богов,
я им отдам свою любовь.
Она тяжела и пойдет ко дну.
И мне боги ее не вернут.

Пустая ладонь

У всех бывают проблемы с подарком, особенно второпях.
Бывает, обшариваешь карманы, не видя ответа в руках.
Но ежели ты оттого не звонишь и обходишь мой дом стороной,
Знай: я от тебя ничего не хочу. Мне нужна лишь пустая ладонь.

Мне не нужно твоих богатств, даже если они и есть.
Мне не нужно того, что в тебе, ведь в том, что в тебе, - не ты весь.
А у дьявола целых четыре души, и одна для воскресных дней.
Но ты подари мне пустую ладонь, подари мне лишь то, что в ней.

Наши звери готовятся к схватке, но скулят, поджимая хвосты.
Мне не нужно своих выпускать на твоих, потому что твои - не ты.
Все, что ни есть у тебя, ты можешь хранить, запирая дом.
А мне нужно лишь твое ничего, протяни же мне с ним ладонь.

Ты не любишь впускать попрошаек и нищих, от них лишь одна беда:
Ведь злишься, когда не подал им, и злишься, когда подал.
И после гостей всегда проверяешь, цел ли в камине огонь.
Но я не прошу твоего тепла, я прошу лишь твою ладонь.

Я знаю примерно, насколько ты нищ, и охрана тебе ни к чему:
Я у тебя ничего не похищу, меня не сведут в тюрьму.
Но если ты сам захочешь быть щедрым, страже назначь выходной...
Ты видишь: нет корысти во мне. Подай мне пустую ладонь.

Господари

Приезжали с утра
на гостиничный двор
на гостиничный двор
трое знатных господ.

Как первой господарь -
в алом бархате стан,
заткан златом наряд
ярче солнца горит.

Как второй господарь
убран весь серебром,
на плече у его
серый сокол сидит.

А у третьего-то
в самоцветах кушак,
медна цепь на груди,
на ней дудка висит.

- Отвечай нам, мужик,
где мечи наточить,
где мечи наточить,
где коней подковать.

Отвечает мужик:
- Господари мои,
я мечи наточу,
я коней подкую.

Господари в ответ:
- Мы в долгу у тебя,
мы в долгу у тебя
и должок возвернем.

Отвечай нам, мужик,
где коней напоить,
где коней напоить,
где нам ночь ночевать?

Отвечает мужик:
- Господари мои,
погостите у нас,
удостойте мой дом.

Господари в ответ:
- Мы в долгу у тебя,
мы в долгу у тебя
и должок возвернем.

Отвечай нам, мужик,
коль перина жестка,
коль постель холодна,
кто согреет ее?

Отвечает мужик:
- Господари мои,
вот хозяйка моя
вам перину смягчит.

Господари в ответ:
- Мы в долгу у тебя,
мы в долгу у тебя,
красен долг платежом.

Как первой господарь
факел взял смоляной,
да деревню пожег,
да конем потоптал.

Как второй господарь
помахал рукавом,
серый сокол его
людям очи склевал.

Ну а третий сидел
да на дудке играл,
говорил мужику:
- Возвращаем свой долг.

Барон Суббота

Заходит солнце, бросай работу.
В ночи приходит барон Суббота.
Он в черной шляпе, он с длинной тростью,
Он каждый праздник приходит в гости.
Он очень важный, он толстый ниггер,
Бросай мотыгу, иди попрыгай!
Он ходит с флягой, он вечно пьяный,
Он разрешает бить в барабаны!

Белый хозяин ушел на охоту,
Черным рабам обозначив работу.
Наглые негры отправились в дом,
Выкрали ключик и выжрали ром.

Танцуйте, сестры, танцуйте, братья!
Чтоб отрывались заплаты с платья!
Барон Суббота не любит скуки,
И фляга с ромом идет по кругу.
Поспей, попробуй за нашим ритмом,
Налей-ка рому сперва пол-литра!
Стучите в джэмбе, стучите в конги,
Стучите громко, стучите звонко!

Бил белый хозяин рабов своих палкой-
Теперь катается в кресле-каталке.
Денно и нощно каталка скрипит-
Негры, как дети, не помнят обид.
Негр всё забудет, когда отомстит.

Не спит в поместье хозяин белый,
Он ищет ночью сбежавших негров.
Хозяин белый вернуть нас хочет,
Но черных черной не сыщешь ночью!
Забудь тревоги, забудь заботы,
С тобой танцует барон Суббота!
Среди высоких стеблей маиса,
Барон Суббота, повесели нас!

Куртуазная переписка

Куртуазная переписка
Мадам Эсклармонды де Фокс и
Мессира Хьюго дез Арси
с 1243 по 1244 год Р.Х.
при осаде последним замка Монсигюр.

Эсклармонда:
Сир, перебирая четки,
Я молилась Богу кротко
За того, чей быт походный
Столь на радости не щедр.
О мессир, разлука тяжка!
Продержитесь же, бедняжка,
А в награду взгляд свой нежный
Я стрелой пущу со стен.

Дез Арси:
Ах, мадонна, пощадите!
В искушенье не введите!
Стрелы с ваших стен затмили
нам и так сиянье дня.
Иструдились мы до пота,
Измочалилась пехота...
Так откройте же ворота,
неприступная моя!

Эсклармонда:
Нет, мессир, не умоляйте,
Я сурова, так и знайте,
сколько вы ни разоряйтесь
на любезные слова.
Вот моей кузине Жанне
тоже милы северяне.
Но сердец не вверим вам мы,
вашу страсть не испытав.

Между прочим, две недели
мы ни крошечки не ели.
Очень славно похудели,
да и бледность нам к лицу.
Кстати, слушали канцону
про убийство в Авиньоне...
Как мы давеча рыдали!
Как нам жаль святых отцов!

Дез Арси:
Вы, мадам, чем портить щечки,
изводя на них платочки,
лучше б выдали убийц-то,
ведь они у вас сидят.
Я их знаю поименно...
Уступите их, мадонна!
Мирпуа, по крайней мере,
ну а лучше - весь отряд!

Эсклармонда:
Недостойно вас, мой рыцарь,
ждать, чтоб выдала убийц я...
Если б сами добрались вы,
был бы подвиг вам зачтен.
Мирпуа - вот храбрый воин.
Он любви моей достоин.
Да к тому ж красив и строен,
и стихи слагает он!

Дез Арси:
Сколь неверны вы, сеньора!
Как же наши уговоры?
На какого-то Трувора
променяли дез Арси!
Что же, ветреная дама!
Ты сама себя заклала!
Вот возьму твой дерзкий замок -
и пощады не проси!

Эсклармонда:
Сколь ни дерзки речи эти,
вы за пыл их не в ответе:
вас Амор одушевляет -
так поэты говорят.
Вот мы с моей кузиной Жанной
скоро примем консоламент.
Мы уже прошли экзамен,
шьем из черного наряд.

Как же двигаются грузно
ваши славные французы...
Вы сломились под Тулузой?
Вы устали от невзгод?
Ах, мессир, какие муки
мы выносим от разлуки...
Но кто любит, тот преграду
хоть измором, да возьмет.

Дез Арси:
Мне, мадонна, стыдно очень,
но предстать пред ваши очи
рыцарь ни один не хочет,
да и я бы не спешил...
Говорят, что вы, южане,
что ни день - идете в баню.
И духи, и притиранья...
А у нас, простите, вши.

Эсклармонда:
Стыдно думать лишь о плоти!
Вы в грехе, мессир, живете.
Вы и мясо-то... жуете.
Мясо умножает стасть.
Мне об этом думать страшно -
И о мясе, и о страсти...
Чтоб не падать ежечасно,
прочитайте "Отче наш".

Вас грехи отягощают,
оттого вы и в печали.
Ваша плоть вас угнетает.
Ах, мой друг, как вам помочь?
О, с каким бы наслажденьем,
избыла бы я томленье,
что терзает вас, мой рыцарь,
в эту тягостную ночь!

Дез Арси:
Смейтесь, дама-без-пощады!
Снихождения не надо!
Я уже нашел тропинку,
потаенную от глаз!
О мадам, я свиданье близко!
Я - экскьюз ми мой английский -
катапульту водрузил там
и сразить готовлюсь вас!

Эсклармонда:
Сколь силен ваш пыл любовный!
До чего же вы упорны!
Нет, мне, право, не зазорно
благосклонною к вам быть!
Пристреляйте катапульту.
Я нарочно нынче утром
постоять на стены выйду,
чтоб вас воодушевить.

Кстати, завтра - вы слыхали? -
наши кончатся печали.
Мы уже вам замок сдали;
жду, всем сердцем истомясь!
Но увы! - коварны жены! -
Суждено мне быть сожженной!
Так навеки я останусь
недоступною для вас!

Персифаль-простак

Я сэр Парсифаль, благороднейший рыцарь,
защитник обиженных вдов и сирот.
Мои знаменосцы — ворона да крыса,
ворона да крыса мой славный оплот.

О, слава мне! И даже лягушка мне славу поет.

О мать Герцелойда, ты можешь гордиться:
какого героя взрастила в лесу!
Я смел и силен, как отважная крыса,
от мудрой вороны взял ум и красу.

О, слава мне! И доблесть свою я достойно несу!

Я знаю, безумным меня называют,
и горько вздыхают, и плачут вослед.
Но лучше, когда животы надрывают,
когда им от хохота роздыху нет.

О, слава мне! Ведь счастьем одаривать дал я обет!

Пущай мой бубенчик звенит о победах.
Врагов устрашает мой пестрый доспех.
Друзьям я навстречу с улыбкою еду,
и слышать хочу только радостный смех.

О, слава мне! Пускай посмеются, веселье — не грех!

Нам, рыцарям вряд ли пристало кичиться,
коль скоро нам места в гостинице нет.
На свалке отбросов ворона да крыса,
ворона да крыса — мой скромный обед.

О, славный обед! Как жаль, вы не ели крысиных котлет!

Скачу я на битву с трехглавым драконом.
И конь мой трехногий воинственно ржет.
В безоблачном небе кружится ворона,
и крыса со мною на сечу идет.

О, слава мне! И ворога кара суровая ждет!

Когда отворю я темницу принцессе —
я, кстати, принцесс никогда не видал —
она мне промолвит: «Я ваша невеста!
Я ваша невеста, мой сэр Парсифаль!"

О, слава мне! Как странно, об этом я прежде не знал!

Уснем мы под сенью ветвистого тиса,
как два голубка — голова к голове.
Наш сон охраняют ворона и крыса,
ворона и крыса, мой знак на гербе.

О, слава мне! Ворона и крыса — мой знак на гербе!
О, слава мне! И блошка ручная в моем рукаве!

Цветок Грааль

Хранит восточная даль
прекрасный цветок Грааль.
Кто видел его хоть раз,
у тех он сияет из глаз.

Скрывает его не грот,
не топи лесных болот.
Среди безжизненных скал
Грааль приют отыскал.

Бутон Грааля высок,
в нем бродит жизненный сок.
Исток всего на Земле
растет на мертвой скале.

Не видим грешным глазам,
он чистым является сам.
Горит светлей, чем алмаз,
сверкает до слез из глаз.

Кто руку дерзнет протянуть
и стебель гордый согнуть,
тот пальцы свои обагрит
в живой горячей крови.

Блажен, кто его найдет!
Блажен, кто сорвать дерзнет!
Блажен, кто руки свои
в святой омоет крови!

Ночь в Раю

Верь мне, ночь бывает и в Раю:
ночь, когда все дремлет, все молчит.
Петр обходит вотчину свою,
по ограде посохом стучит.

Глухо в траву падают плоды.
Смолкло все, и ветерок не дунет.
Ангелы, забравшись на дубы,
спят, под крылья головы заснув.

Ночь безлунна: ведь внизу Луна.
Праведники дремлют в тишине.
Вспоминая грешные тела,
души их кривляются во сне.

В гриву льва уткнувшись, лань сопит;
агнцу в лапах волка сладко спится.
Дерево познания стоит
проклятой бесплодной смоковницей.

Верь мне, и в Раю бывает тьма,
и не нужно нам менять окрас.
Ночь - и та обманется сама:
время суток, верное для нас.

Ночью дерзко мы сюда придем,
за руки, как сироты, держась.
Все возможно, если мы - вдвоем...
Здесь, у камня, есть укромный лаз.

Мимо беспощадных сторожей,
мимо восьмикрылых серафимов,
их очей и огненных мечей,
львов, тельцов, орлов и иже с ними

Проберемся прямо в спящий сад,
распластавшись по небесной тверди.
Бог увидит. Он нам будет рад.
Он без посторонних милосердней.

Песнь черни

Песни черни
Текст: Елена Ханпира
Музыка: Елена Ханпира

Бедная сиротка,
не рыдай, не бойся.
Мы тебя научим,
мы тебя не бросим!

Мы народец ушлый,
а закон что дышло.
Ах, как мало нужно,
Чтобы что-то вышло!

Нет отца да матери -
иди воровать, а
страшно воровать, так
полезай на паперть.

Мы народец ушлый,
а закон что дышло.
Ах, как мало нужно,
Чтобы что-то вышло!

Есть такие девы,
что торгуют телом:
коли нету хлеба,
все годится в дело!

Мы народец ушлый,
а закон что дышло.
Ах, как мало нужно,
чтобы что-то вышло!

Под господним небом
Все равны, как братья,
а у брата взять-то -
разве ж это грабить?

Мы народец ушлый,
а закон что дышло.
Ах, как мало нужно,
Чтобы что-то вышло!

Кто охоч до меди -
тот наелся плети!
Берегись торговок
и приличных леди.

Мы народец ушлый,
а закон что дышло.
Ах, как мало нужно,
чтобы что-то вышло!

За четыре пенни
били крошку Энни,
а большому Билли
руку отрубили.
Вот счастливчик Билли!
Да не жалей ты руку,
побирайся, Билли:
дорог твой обрубок!

Мы народец ушлый,
а закон что дышло.
Ах, как мало нужно,
чтобы что-то вышло!

Ай да Билли умный,
ай да Билли ловкий!
Знать, по Билли плачет
добрая веревка!

Мы народец ушлый,
а закон что дышло.
Ах, как мало нужно,
чтобы что-то вышло!
Народец ушлый,
закон что дышло.
Как мало нужно,
чтоб что-то вышло!

Herr Mannelig (рус.)

Лишь солнце озарило поутру цветущий луг,
Из норы глубокой и мрачной
Принцесса горных троллей грузно выбралась на свет,
Ее голос глух был и вкрадчив:

- Сэр Маннелиг, сэр Маннелиг,
Не женишься ль на мне,
На принцессе горных троллей?
Скажи всего лишь слово: только "да" или "нет",
Скажи "да" мне или "нет".

Род мой благороден, это род королей,
Не стыдись со мной породниться.
Все мои сокровища отдам я тебе,
Если согласишься жениться.

Прими в подарок шахты сорок восемь числом,
Где алмазов больше, чем угля!
Серебряную жилу глубоко под землей,
Где светло от серебра.

Возьми ручей подземный с зачарованной водой:
Она лечит раны любые!
Табун коней нестриженных, некормленных с руки,
Седока не знавших доныне!

Меж Тилло и Терно девять мельниц стоят,
Жернова отлиты из меди.
Колеса их тяжелые и день, и ночь скрипят,
Их вращают юркие черти.

Но лучший из подарков - это древний мой меч,
Что ковали горные гномы.
Он из руды, что плавится в сердце земли,
Одного тебя он достоин!

- Дары твои прекрасны, я охотно бы их взял,
будь ты христианскою девой;
Но лик твой безобразен и помыслы черны,
Порожденье Сатаны!

Чудовище завыло и бежало с воплем прочь,
Только скалы эхом стонали:
- Увы, мне не вернуться больше на цветущий луг
Не избавиться от мук...

Сэр Маннелиг, сэр Маннелиг,
Не женишься ль на мне,
На принцессе горных троллей?
Я жду всего лишь слова: только "да" или "нет",
Скажи "да" мне или "нет",
Скажи "да" мне или "нет"...

Мне вовеки не спастись...

Похвала Глупости

Текст: Елена Ханпира
Музыка: Елена Ханпира

Мудрец, что знает наперед,
сколь тяжела дорога,
лишь боль в душе своей несет,
сомненья и тревогу.
Боясь ошибок и обид,
чужой обходит дом.
И благодать не осенит
его своим крылом.

Немало умников я знал -
печален их конец.
Кто все заране рассчитал,
тот истинный глупец.
А дурака легка нога,
дурак скользит, как тень!
И прочно держит дурака
прогнившая ступень.

Кто с глупой верой вышел в путь,
надеется на чудо.
Дай Боже, и когда-нибудь
я сам таким же буду.
И будет ночь ко мне добра,
и будет день светлей,
когда, друзья, избавлюсь я
от мудрости своей!

И будет ночь ко мне добра,
и будет день светлей,
когда, друзья, избавлюсь я
от глупости своей!
...
И будет ночь ко мне добра,
и будет день светлей,
когда, друзья, избавлюсь я
от мудрости своей!

Баллада о Шторме

Настигло корабль в океане ненастье,
Две ночи никто из команды не спит.
И Бога, и черта клянут за несчастье,
А судно кренится и мачта скрипит.

И мачта скрипит и трещит, как лучина,
И море кончину лихую сулит.

То страх и тоска, то бессильная ярость,
То слезы и боль наполняют часы.
А волны бегут, презирая усталость,
И мчатся созвездья, как гончие псы.

Как гончие псы, заколдованным кругом
Вдогонку друг другу под грохот грозы.

Ладони покрыты кровавой мозолью
И силы оставят вот-вот моряка.
Вдруг видит сквозь веки, что съедены солью:
За борт ухватилась русалки рука.

Русалки рука появилась из моря,
И девушка смотрит в глаза моряка.

"Тебе не добраться до дома, приятель!
Ты знаешь: русалку видать - не к добру.
Вас всех за грехи ваши проклял Создатель,
Вы станете кормом для рыбы к утру!

К утру вы погибнете, смертные люди,
Мне ж смерти не будет, я век не умру!

Ты злейший из всех, и прислал господин мой
От Ада спасенье тебе предложить:
Ты жизнь обретешь до скончания мира,
Коль станешь ему беззаветно служить.

Коль станешь служить, ты спасение купишь,
И счастлив ты будешь ценою души!

Ты славно разбойничал людям на горе,
Едва ли успеешь грехи замолить!
Но мой господин приютит тебя в море,
И будешь со мною топить корабли.

Топить корабли для тебя не в новинку!
Не пару кровинок за жизнь ты пролил!"

"Ты, дьявола дочь, - отвечает моряк ей,
Со злостью ударив веслом по волне, -
Видать, поглупел твой хозяин коварный,
Коль с делом таким посылает ко мне!

Ко мне за душой посылает он рыбу,
Считая, что выбор стоит небольшой!

Я грешен, на мне тяготят преступленья,
Я многие души отправил ко дну.
Но даже медяк, а тем паче - спасенье
Из дьявола рук ни за что не приму!

Вовек не приму я такую награду
За коей мне надо склониться к нему!

Пусть судит меня тот, кто дал мне начало,
Пусть ввергнет меня в вековечную тьму.
У Бога всю жизнь я просил слишком мало,
Хоть кару его напоследок приму.

Хоть кару приму напоследок от Бога:
И этого много, спасибо ему!"

...Утихли валы беспощадного шторма,
Грозой утомленная, дремлет земля.
Как дети послушные, плещутся волны,
Прибившие к брегу остов корабля.

Остов корабля, и в бескрайней лазури,
Красна после бури, восходит заря...

Привычка опаздывать

У меня есть привычка опаздывать
хотя бы на полчаса.
У меня есть привычка опаздывать,
чтобы убедиться,
что меня ждут, и никуда не уйдут,
И никуда не денутся.

Меня за это очень больно били
И делали замечания,
про неуважение мне говорили,
и про нет оправдания.
Но все равно меня ждут и никуда не уйдут,
и никуда они не денутся.

Я знаю, что можно напороться
и что нельзя злоупотреблять,
но я не стану с привычкой бороться,
потому что мне нужно знать,
что меня ждут, и никуда не уйдут,
и никуда не денутся.

Однажды был особо острый случай:
я пришла через два часа.
Я от страха совсем измучилась,
но пришлось убедиться,
что они сидят, матерясь и кляня,
и все-таки ждут меня.

Приобретайте привычку опаздывать
Хотя бы на два часа!
Очень полезную привычку опаздывать,
чтобы убедиться
что они ждут, и никуда не уйдут,
и во прах не рассыплются.
И тогда у вас появляется шанс
поверить в то, что они любят вас.

ОСЕНЬ

У нас уже осень, хотя еще август.
Нам писем не пишут, газеты не носят.
А мы и не ждем их, а мы и не просим,
как будто так надо: у нас уже осень.
Где блуждаю я?

Я яблочный пудинг готовлю на ужин
и жду результата с щемящей тревогой.
Сквозь морось и листья в окно свое вижу
отсутствие знака, отсутствие Бога.
Где блуждаю я?

И красные гроздья, и черные мысли -
о, школьный гербарий, о, вкрадчивый ужас!
Тоскливое счастье с улыбкою кислой -
проверка на стойкость,
проверка на мужество
Где блуждаю я?

И это так надо: чтоб были размыты
дорожки и клумбы, скамьи и заборы...
Я знаю, что выйду когда-то отсюда
и кончится осень. Но это не скоро.
Где блуждаю я? Где?

Такет Нантакет

Слепым человек живет,
Никто своей доли не знает.
И там, где один падет,
На смену другой ему встанет.

За праздничным сидя столом,
Вкусив горячительной браги,
Послушайте сагу о том,
Как найден был Такет Нантакет.

Отправился Алан Маккен
К гадателям и ворожеям,
Предчувствий томительных плен,
Желая покинуть скорее.

Напрасно подметки он драл,
Напрасно просил и ругался:
Никто с него платы не брал,
Никто за гаданье не брался.

И только старуха одна
Его к себе в дом пригласила
И в полночь, как вышла луна,
Гаданье свое разложила.

"Пришел ты ко мне неспроста.
Читаю я верные знаки:
Судьбу твою держит в руках
Неведомый Такет Нантакет.

Быть может, он сам и злодей;
Быть может, он твой избавитель.
В горах, где не видно людей,
Его вековая обитель.

Но помни, что слеп человек,
Никто своей доли не знает.
Бывает, что добрый совет
На гибель тебя обрекает.

Бывает, что искренний враг
Тебе поступает во благо.
Все в мире непросто. Итак,
Запомни же: Такет Нантакет».

Ему говорила жена:
"Не трогай ты спящей собаки!
Кому твоя гибель нужна,
И кто такой Такет Нантакет?"

"Я знаю его»,— он сказал,
И нож взял, исполнен отваги,
Клинком на груди начертал:
"Убийца мой — Такет Нантакет».

"Оставь,- говорил ему тесть,
Жена твоя сыном чревата».
"Тем лучше,— ответил он,- есть
Кому за отца взять расплату».

Он вскинул за плечи мешок,
Обнял на прощанье домашних
И быстрой походкой пошел
Навстречу судьбе своей страшной.

Слепым человек живет,
Никто своей доли не знает,
И то, что мне сил придает,
Другого как камнем придавит.

Мед дикий в дупле воровал,
Как тать, ночевал он в овраге
И с тайной надеждой шептал:
"Спаситель мой — Такет Нантакет».

Он встал у подножия скал,
Хлебнул медовухи из фляги
И крикнул: «Я долго искал!
"Ну где же ты, Такет Нантакет?!"

На зов его горный обвал
Ответил раскатистым смехом,
И вскоре он мертвый лежал,
Раздавленный собственным эхом.

Сквозь кости его проросли
К весне незабудки и маки.
А ветер терзает вдали
Девиз его «Такет Нантакет».

Слепым человек живет,
Никто своей доли не знает,
И там, где один найдет,
Другой неизбежно теряет.

Все ветры поют в унисон,
И так повествуется в саге:
В ту ночь был ребенок рожден,
И назван был… Такет Нантакет.

Слепым человек живет,
Никто свей доли не знает,
И тот, кто меня убьет,
Кого-то от смерти избавит.

Вся жизнь наша — круговорот,
О том повествуется в саге,
На всякого, кто здесь живет,
Найдется свой Такет Нантакет.

Особенности ирландского судопроизвосдства

Как на площади дружка моего судили,
как на площади дружка моего судили,
как на площади дружка – не держите меня!-
клянусь, на площади судили,
милого судили, милого судили без вины.

Говорили про него клевету да подлость,
говорили про него клевету да подлость.
Говорили про него – не держите меня!-
клянусь, все клевету да подлость,
клевету да подлость, милого судили без вины.

Из зеленой из сосны плаху сколотили,
из зеленой из сосны плаху сколотили.
Из зеленой из сосны – не держите меня!-
клянусь, что плаху сколотили,
милого судили, милого судили без вины.

Заточенным топором голову рубили,
Заточенным топором голову рубили,
заточенным топором – не держите меня!-
клянусь, что топором рубили,
голову рубили, милому рубили без вины.

Хоронили, будто пса, за оградой церкви,
хоронили, будто пса, за оградой церкви,
хоронили, будто пса – не держите меня!-
клянусь, что за оградой церкви,
за оградой церкви милый мой схоронен без вины.

Как пробьет двенадцать раз, я пойду на площадь,
как пробьет двенадцать раз, я пойду на площадь,
как побьет двенадцать раз – не держите меня! —
клянусь, что я пойду на площадь,
как пробьет двенадцать, где милого судили без вины.

Как пройдет по ней судья, я ножом ударю,
как пройдет по ней судья, я ножом ударю,
как пройдет по ней судья – не держите меня!-
клянусь, ножом моим ударю,
девять раз ударю на площади судью!

Так держите же меня, если виновата,
так держите же меня, если виновата,
так держите же меня и судите меня,
судите, как тогда судили,
милого судили, милого судили без вины!

Предательство

В святую ночь на Рождество
Король увидел сон.
И он, не веря в колдовство,
Был крайне удивлен:
В опочивальне у себя
Увидел старца вдруг,
И тот сказал: "Король, тебя
Предаст ближайший друг!

И честь, и трон, и жизнь твою
Он смерти обречет.
Предаст тебя в лихом бою
Иль возмутит народ,
Иль яд в бокал подсыплет твой,
Иль грудь пронзит мечом,
Или погубит клеветой,
Иль как-нибудь еще".

"Но старец добрый, я смущен:
Друзьями я богат.
Я их любовью окружен
И каждый мне - как брат".
"Господня милость такова:
Ты волен выбирать;
Сам укажи того сперва,
Кому тебя предать!"

К рассвету уж король не спит:
Удачно выбран враг.
Он привести к себе велит
Двух бешеных собак.
На лицах челяди застыл
Один немой вопрос:
Чем королю не угодил
Любимый гончий пес?

Вот пес искусан до крови
И сам остервенел:
Слюной исходит до земли
И взгляд остекленел.
Хоть меткий йомен рядом был,
Натягивая лук,
Но короля не укусил
Пред смертью верный друг.

Король решает меж людей
Предателя искать.
Он во дворец велит скорей
Всех рыцарей созвать.
Когда вассалы собрались
За пиршественный стол,
Король средь многих честных лиц
Честнейшее нашел.

Златую чашу подложил
Он другу своему.
Публично в краже уличил,
Но не услал в тюрьму;
Из замка гнать его велел
В расчете месть разжечь...
А друг бесчестья не стерпел
И бросился на меч.

Раз так, то может изменить
Любимая жена:
"На дыбе Господом клянись,
Что мне была верна!"
Но королеве не страшны
Ни пытка, ни тюрьма:
Став виноватой без вины,
Она сошла с ума...

Король, истерзан и уныл,
Уселся у огня.
"Я всех друзей своих убил,
И кто ж предаст меня?"
И старца голос отвечал
Ему из темноты:
"Король, ты сам себя предал,
Король, предатель ты.
Король, ты сам себя предал,
Предатель - это ты".

Девушка-не-по-зубам

Я не люблю отказывать
Настырным женихам,
Когда начнешь ухаживать,
Ты все поймешь и сам.

Гостинцы носишь ты ко мне —
Мешком тебе носить!
Моей прожорливой родне
Попробуй угодить!

А если хочешь доказать
Что помогать готов,
Попробуй кашу запихать
В племянников и псов.

А если хочешь проявить
Весь пыл своей любви,
Корову злобную мою
Попробуй, подои!

А если удаль по нутру
И надоело жить,
Моих кузенов поутру
Попробуй разбудить.

А если думаешь со мной
И отдых разделять,
От Куннемары к Дублину
Попробуй проплясать.

И коль торопишься, жених,
Со свадьбой поскорей,
Рискни поклонников моих
Отвадить от дверей!

Нет, я не прогоню тебя,
Но ты поймешь и сам:
Такая девушка, как я,
Тебе не по зубам!

Ночь Святого Валентина
Зимой студеной на войну
собрался мой любимый.
Он на прощанье мне шепнул:
"Ни с кем не проводи канун
святого Валентина!"

Простившись с ним, стою без сил,
а путь до дому длинный,
мне старый мельник дверь открыл,
как раз канун тогда и был
святого Валентина.

Постель у мельника бела
мягка его перина.
Я на минуту прилегла,
и сном глубоким проспала
святого Валентина!

Вскочила на рассвете я,
а рядом смех противный:
"Теперь ты целый год моя.
Моя до будущего дня
святого Валентина!"

Вот мне урок, а вам совет:
вы после ночи длинной
лишь с тем, кто вам - в окошке свет,
встречайте, девушки, рассвет
святого Валентина!

Рыцарь Мордред

Рыцарь Мордред не ест и не пьет,
рыцарь Мордред ночами не спит.
"Где мой отец?" взывает Мордред.
"Где мой отец?" Мордред говорит.

Рыцарь Мордред давно уже сед,
рыцарь Мордред в седле не сидит.
"Где мой отец?" вздыхает Мордред.
"Где мой отец?" Мордред говорит.

Рыцарь Мордред давно уже мертв.
Череп его повиликой увит.
"Где мой отец?" взыскует Мордред.
Молвит мертвец, что рядом зарыт:

"Сын мой, Мордред, прости себя сам,
здесь ты простишь, как я себя смог.
Солнечный свет слепил нам глаза.
Правда - она глубже сынок."


_________________


Инвентарь:С собой у него сумка со сменными вещами, книгами, флакончиками и баночками с мазями и зельями для заживления мелких ран, синяков и царапин, артефактом обеспечивающими защиту, амулет - менталик (помогает при телекинезе и телепатии), письменными и рисовальными принадлежностями, балалайкой и тремя губными гармошками. В отдельном чехле, повешенном через плечо,находятся гусли. Оружия не носит.
Финансы: 16890 меркантов
Вернуться к началу Перейти вниз
Посмотреть профиль
 
Тол Мириам
Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу 
Страница 1 из 1

Права доступа к этому форуму:Вы не можете отвечать на сообщения
Две стороны. Проклятие Драконов. :: Вне игры=) :: Музыкальная гостиная-
Перейти: